Баба Верка протянула мужчине сверток. Юрий сначала подумал, что на него напала белая горячка, ведь малыш был напрочь чеpным …

552

Когда Инна достигла 17-летнего возраста и держала в руках аттестат о среднем образовании, родители решили, что дочери пора посмотреть белый свет и отправили ее к тете в областной центр. Там девушка должна была учиться в техникуме и заодно быть под пристальным наблюдением родственников, ведь раньше Инна еще за пределы родного городка не выезжала.

Годы обучения истекли быстро, и вот уже Инна вернулась в родные пенаты и не одна, а с мужем. От одного взгляда на избранника дочери родителей едва инфаркт не хватил, ведь Марсель был … настоящим негром, вернее афроукраинцем, но это было одно и то же. После выпитой в чрезмерном количестве валерьянки родители вынуждены были смириться с выбором дочери.

А потом и вообще очень радовались, что в их доме поселился этот чернокожий парень, ведь в отличие от остальных парней Марсель вообще не употреблял спиртного, а руки имел просто золотые. Вскоре и соседи перестали ужасаться его черноволосой головы, хотя до этого негров видели разве что по телевизору.  

Жизнь шла. У Инны и Марселя родилось двое детей. Старшая Луиза была как две капли воды похожа на своего отца, а вот младшенький Максим весь ушел в маму. Когда Луиза подросла, то ей признался в любви парень из соседнего села Павел Решетняк. Теперь уже настала очередь пить валерьянку для его родителей. И все же сыграли свадьбу, и молодожены зажили душа в душу. Вот настал черед Луизе рожать первенца, и Павел отвез ее в роддом.

Так случилось, что в это время из другого села в роддом привезли и Оксану Решетняк (однофамилицу). Супруги целых пять лет ждал пополнения в семье, и вот этот заветный миг настал. Вскоре роженица позвонила мужу Юрию и сообщила, что родила хорошенького мальчика.

Конечно, прежде новоиспеченный папаша закупил в сельмаге спиртного и позвал друзей, чтобы пролить приятную новость. Застолье продолжалось чуть ли не до утра. Проснулся глава семьи не в духе: ужасно болела голова, а вокруг будто Мамай прошелся: битые стаканы, бутылки пустые валяются, стулья опрокинуты. К тому же под столом парочка приятелей мирно храпит.

Оставив уборку на потом, Юрий прежде отправился в город. Купил красивый букет для жены и пошел в сторону роддома. Накануне вечером более опытный в этих делах товарищ (трое детей от двух жен) подсказал новичку, что шоколадка для санитарки совершит чудо — папочке покажут потомка.

Когда Юрий зашел в коридор, там было очень тихо. Только баба Верка мусолили тряпкой по полу. Женщина была не в духе, ведь это была не ее смена (ее срочно вызвали на замену), а дома ее ждали незаконсервированные помидоры, которых в этом году уродилось хорошенько.  

Поэтому, увидев небритого отца, баба Верка стала ссориться: «Чего приперся? Зенки залил и пришел…» Даже протянутая женщине шоколадка не могла улучшить ее настроения. «Ходят и ходят тут всякие, — продолжала она бубнить. — Хочется им на детей посмотреть … Как фамилия?» «Решетняк», — живо откликнулся Юрий.   «Жди здесь!» — И потопала в отделение.

Когда баба Верка протянула мужчине сверток, который шевелился, Юрий сначала подумал, что на него напала белая горячка, ведь малыш был напрочь чеpным — чернокожий сынок. Мужчина протер глаза и обратился к бабе Варки: «А вы ничего не перепутали? Это действительно Решетняк?», «Не перепутала, — недовольно отозвалась санитарка, — надо было лучше за женой смотреть… Давай сюда, скоро врач придет!» пробурчала и понесла новорожденного Решетняка назад в отделение.

Юрий вышел на улицу и, опустив плечи, побрел на автовокзал. Всю неделю, которую его жена провела в роддоме, он пил беспробудно в компании друзей.

Слух о негритенке, родившемся в семье Решетняк, быстро облетел село. Большинство сочувствовали мужу, а некоторые и откровенно злорадствовали.

Но делать нечего, поехал забирать жену из больницы. Пасмурно стоял у окна, когда из дверей отделения выпорхнула Оксана и радостно протянула ему сверточек с малышом: «У нас такой хорошенький мальчик!» Он брезгливо взял ребенка на руки и — Боже! — Увидел розовощекого богатыря. Здесь же в дверях появилась счастливая Луиза, держа в руках сверток с негритенком, а ей навстречу подбежал радостный Павел. Юрий облегченно вздохнул и ничего не сказал жене.    

Между тем баба Верка мыла пол в коридоре. Настроение у нее был не очень — хотя и смена на этот раз была ее, так дома же на этот раз её ожидала консервация кабачковой икры! Женщина и не догадывалась, сколько седых волос появилось у Юрия по его вине.

Источник